Война 1979-1989 г.г.

Война длилась с 25 декабря 1979 года по 15 февраля 1989 года. За этот период через Афганистан прошло 620 тысяч военнослужащих ОКСВ. Кроме того, на должностях рабочих и служащих в советских войсках находилось за этот период 21 тысяча человек. Ежегодная списочная численность войск Советской Армии составляла 80–104 тыс. военнослужащих и 5–7 тыс. рабочих и служащих.
Общие безвозвратные людские потери (убито, умерло от ран и болезней, погибло в катастрофах, в результате происшествий и несчастных случаев) Советских Вооруженных Сил вместе с Пограничными и Внутренними войсками составили 14 453 человек. Санитарные потери составили 469 685 человек, в том числе: ранено, контужено, травмировано 53 753; заболело 415 932 человек (число умерших от ран и болезней включено в число безвозвратных потерь). Пропали вести и были захвачены в плен 417 человек.
 
Из 11 654 человек, уволенных из армии в связи с ранениями, увечьем и тяжелыми заболеваниями, стали инвалидами 10 751 человек, в том числе: 1-й группы – 672 человека, 2-й группы – 4 216 человек и 3-й группы – 5 863 человека.
За годы пребывания ОКСВ в Афганистане были награждены орденами и медалями 200 153 человека, в том числе 10 955 человек посмертно, 75 стали Героями Советского Союза (25 – посмертно). 
Всего через Афганистан прошли 28 832 уроженца Беларуси, погибло 723 человека, 12 пропали без вести. 
Трое удостоенны звания Героя Советского Союза: 
1. ст. с-т Чепик Николай Петрович (28.04.80 г. – посмертно),
2. м-р Щербаков Василий Васильевич (28.04.80 г.), 
3. ряд. Мельников Андрей Александрович (28.06.88 г. – посмертно).
 
Потери в технике и вооружении составили:
самолетов – 118;
вертолетов – 333;
танков – 147;
БМП, БМД, БТР – 1314;
орудий и минометов – 433;
радиостанций и командно-штабных машин – 1138;
инженерных машин – 510;
автомобилей бортовых и бензовозов – 11369.
Командующие 40-й отдельной армией в Афганистане:
1. генерал-лейтенант Тухаринов Юрий Владимирович (13.12.1979 г. – 23.09.1980 г.);
2. генерал-лейтенант Ткач Борис Иванович (23.09.1980 г. – 7.05.1982 г.);
3. генерал-лейтенант Ермаков Виктор Федорович (7.05.1982 г. – 4.11.1983 г.)
4. генерал-лейтенант Генералов Леонид Евстафьевич (4.11.1983 г. – 19.04.1985 г.);
5. генерал-лейтенант Радионов Игорь Николаевич (19.04.1985 г. – 30.04.1986 г.);
6. генерал-лейтенант Дубынин Виктор Петрович (30.04.1986 г. – 1.06.1987 г.); 
7. генерал-лейтенант Громов Борис Всеволодович (1.06.1987 г. – 17.02.1989 г.).
Крупнейшие боевые операции, проведенные советскими войсками в Афганистане:
- ущелье Панджшер (1980 – 1986 гг.);
- зеленая зона Джабаль-Уссарадж, Черикар (провинция Парван), Махмудараки (провинция Каниса) (январь – февраль 1982 г.);
- Кандагар (январь 1982 г.);
- уезд Ниджраб (провинция Каниса) (апрель 1983 г.);
- провинция Баглан, Каниса, Парван (октябрь 1985 г.);
- провинция Кунар (1985 г.);
- провинция Герат (1986 г.);
- провинция Кандагар (апрель–сентябрь 1987 г.);
- провинция Пактия и округ Хост (декабрь 1987-го – январь 1988 г. ("Магистраль"));
- провинция Джаузджан (декабрь 1981 г.);
- провинция Нимроз (апрель 1982 г.);
- округ Хост (февраль – апрель 1986 г.).
 
Война принесла неисчислимые беды, страдания и афганскому народу течение девяти лет погибло более миллиона афганцев. И солдат революции, и оппозиционеров и мирных жителей, оказавшихся под перекрестным огнем "своих" и "шурави" (советских).
 

Пролог

 
1. Апрельская революция. Первые советские военные советники
 
27 апреля 1978 года (7 саура 1357г.) под руководством НДПА свершилась Апрельская (Саурская) революция. Как известно, лидеры НДПА за несколько дней до "Апрельской революции" были арестованы и содержались в одной из городских тюрем. Это произошло после массовой манифестации при похоронах одного из видных партийных активистов, который был убит 17 апреля. В такой обстановке Абдул Кадыр и Аслам Ватанджар возглавили военный переворот. В результате бомбардировки президентского дворца летчиками из Баграма погиб министр обороны Афганистана генерал-полковник Хайдар Расули. Во дворец, в котором находился глава правительства М. Дауд, ворвалась группа военных во главе с Имамудином. В перестрелке Дауд и его брат М. Наим был убит, а Кадыр и Ватанджар вечером 27 апреля объявили по радио о "Саурской революции". Руководители партии Н. Тараки, Б. Кармаль и другие были освобождены из тюрьмы. Афганистан был объявлен Демократической Республикой Афганистан (ДРА). Главой государства и премьер-министром стал Н.Тараки, его заместителем – Б.Кармаль, а X. Амин – первым заместителем премьера и министром иностранных дел. 30 апреля 1978 года Советский Союз официально признал ДРА (следом это сделали социалистические страны: НРБ – 1 мая, ЧССР – 2 мая, ПНР – 3 мая...).
 
В Советском Союзе Афганистану было уделено повышенное внимание. Еще в 1973 году (после прихода к власти Дауда) при Политбюро под председательством министра иностранных дел СССР А.Громыко была создана специальная комиссия по Афганистану. 20 мая 1978 года в Афганистан была отправлена первая военная делегация во главе с генерал-майором Николаем Зотовым. Следом - военные советники... Главным военным советником был назначен генерал-лейтенант Л.Горелов, советником при начальнике афганского ГлавПУра Экбале Вазири – генерал-майор В.Заплатин, представителем КГБ СССР – генерал-лейтенант Б.Иванов. Обстановка в Афганистане была сложной и с каждым месяцем ухудшалась.
14 февраля 1979 года в Кабуле был похищен и убит американский посол Адольф Даббс. 15 марта этого же года вспыхнул мятеж в 17-й пехотной дивизии в Герате. 17 марта Советская Армия понесла первую потерю на афганской земле – во время мятежа погиб военный советник майор Николай Бизюков. Он открыл скорбный и, увы, страшно длинный список потерь... Во время мятежа по тревоге был поднят Туркестанский военный округ. 18 марта 1979 года собралась комиссия Политбюро по Афганистану: Тараки просил военной помощи. 20 марта в Москву прилетел сам Тараки, но все равно получил отказ. 21 марта - вновь заговор, но уже в Джелалабаде. Афганцы настойчиво просили помощи.
 
В мае 1979 года было принято решение о формировании отдельного батальона специального назначения под командованием майора Хабиба Халбаева, состоявшего из тщательно отобранных и подготовленных солдат южных национальностей – таджиков, туркмен, узбеков. Это был ставший потом знаменитым "мусульманский батальон", или "мусбат". Летчики военно-транспортной авиации уже летали на аэродром Баграм (вот кто первым принял участие в афганской войне), но после захвата мятежниками самолетов в Джелалабаде летать стало небезопасно.
2. 7 июля 1979 года. Первые советские батальоны в Баграме
 
24 июня 1979 года министр обороны СССР Д.Устинов принял решение об отправке в Баграм батальона десантников. 7 июля 1979 года на баграмский аэродром приземлились военно-транспортные АН-12 с отдельным парашютно-десантным батальоном подполковника Василия Ломакина. Все военнослужащие были в одинаковой – солдатской форме. Они взяли под охрану баграмский аэродром. Обстановка в Афганистане продолжала усложняться. 20 июля – мятежи в провинции Пактия, 5 августа - в Кабуле, в 26-м афганском десантном полку... Продолжали поступать просьбы о помощи, продолжались и междоусобицы в руководстве ДРА.
14 сентября был снят со всех постов, а 8 октября задушен Н.Тараки. Готовившийся вылететь из Ташкента для охраны Тараки "мусбат" не успел, вылет отложили. Генеральным секретарем ЦК НДПА и премьер-министром ДРА стал Хафизулла Амин. Обстановка с его приходом еще более ухудшилась – начались массовые репрессии, стала разваливаться армия. Вместе с тем Амин продолжал присылать просьбы о вводе советских войск.
 
3. 12 декабря 1979 года. Политбюро ЦК КПСС:"Ввести войска..."
 
12 декабря 1979 года по предложению комиссии Политбюро ЦК КПСС по Афганистану Л.И.Брежнев принял решение об оказании ДРА военной помощи на основании подписанного 5 декабря 1978 года советско-афганского Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве "путем ввода на его территорию контингента советских войск". На состоявшейся в начале декабря 1979 года коллегии Министерства обороны СССР были поставлены задачи по вводу войск и формированию 40-й отдельной армии. 13 декабря в Генштабе были созданы оперативные группы по развертыванию 40-й армии во главе с заместителем министра обороны Маршалом Советского Союза Сергеем Соколовым. В этот, же день был назначен и командующий 40-й армией – первый заместитель командующего войсками ТуркВО генерал-лейтенант Юрий Тухаринов (командовал округом генерал-полковник Юрий Максимов). Высшим руководством было принято решение об устранении X. Амина, назначили и его преемника – Б. Кармаля.
12 декабря "мусбат" прибыл в Баграм, а 20 декабря перебазировался в Кабул. Часть спецгруппы КГБ "Альфа" в количестве около 30 человек (называлась "Гром") под командованием майора Михаила Романова и спецгруппы "Зенит" (тоже около 30 человек) 24 декабря прилетели в Кабул с задачей штурмом овладеть дворцом Амина Тадж-Бек в Дарульмане (пригород Кабула). Операция называлась "Шторм-333".
 
4. 25 декабря 1979 года. Ввод войск.
 
Официальный ввод войск в Афганистан начался 25 декабря 1979 года в 15 часов по московскому времени. Со строганы Термеза двинулась 108-я мотострелковая дивизия, а со стороны Кушки – 5-я гвардейская мсд. На первом этапе вводились еще 103 вдд, 56 дшбр и два отдельных полка. Части ВВС перебазировались на аэродромы Афганистана по своему графику. Так, вертолетчики 181-го вертолетного полка перелетели на аэродром Кундуз 22 декабря. Из авиачастей был сформирован З4-й смешанный авиакорпус, имевший всего два авиаполка и четыре отдельные авиаэскадрильи, на вооружении которых находилось 52 боевых самолета и 110 вертолетов, в том числе только 6 вертолетов огневой поддержки.
 
5. 27 декабря 1979 гола. Штурм дворца Тадж-Бек.
 
27 декабря 1979 года в 19 часов 15 минут по сигналу – взрыв колодца связи у центрального телеграфа Кабула - спецназовцы, поддерживаемые "мусбатом" и огнем двух установок ЗСУ-23-4 "Шилка", пошли на штурм. Операция длилась 34 минуты. Дворец был взят. Амин – убит. В бою погибли четыре спецназовца (Бояринцев, Зудин, Волов, Якушев) и 17 человек было ранено. Героический "мусбат" (одной из рот командовал будущий генерал-десантник старший лейтенант Валерий Востротин) потерял 5 солдат и одного офицера, 35 человек были ранены. В этот же день совместно с десантниками 103-й воздушно-десантной дивизии были захвачены основные объекты в Кабуле.
Было распространено мнение, что "Ограниченный контингент советских войск" должен войти Афганистан, чтобы, с одной стороны, оказать помощь афганскому руководству в деле защиты завоеваний "Апрельской революции", а с другой – упредить реакционные силы и не позволить им установить свои порядки в этой многострадальной стране.
 
Действительно, афганское руководство во главе с Н. Тараки, а затем, с середины сентября 1979-го с X. Амином, неоднократно обращалось с просьбой ввести ОКСВ для стабилизации обстановки в стране. Советское руководство наконец приняло такое решение, – а заодно и о смещении Амина, – но, направляя войска, не учло многие весьма важные, в том числе исторические особенности этого региона. В Афганистане испокон веков очень сильны племенные традиции. Огромная роль принадлежит религии. Ислам – часть культуры и образа жизни народов Афганистана. Никакие пришельцы не в состоянии утвердить на афганской земле иные порядки. Об этом свидетельствует опыт трех англоафганских войн. Вводя 40-ю Армию в Афганистан, советские руководители рассчитывали быстро "навести порядок" – и сделали неверный шаг...
 
А отсчет времени этой войны для солдат и офицеров нашей 40-й Армии начался с 27 декабря 1979 года...
 

1979-1980 г.г.

 

В 1979 году потери Советского Союза в Афганистане составили 86 человек. В 1980 году СССР потерял 1484 человека.
 
В январе 1980 года соединения и части 40-й Армии под командованием генерал-майора Ю. В. Тухаринова заняли ключевые позиции в ряде провинций страны и совместно с афганской армией взяли под охрану важнейшие административные центры, жизненно важные объекты, аэродромы и основные автомобильные магистрали – Хайратон, Пули-Хумри, Кабул, Джелалабад; Кушка, Герат, Кандагар; Кундуз, Файзабад. Особое внимание уделено объектам советско-афганского сотрудничества: газопромыслы Джаркудук и Шиберган, электростанция в районе Суруби, ряда предприятий в Кабуле и Мазари-Шарифе, а также туннель через перевал Саланг.
 
С вводом в Афганистан ограниченного контингента советских войск руководство бывшего Советского Союза поначалу не предполагало вести боевые действия против мятежников, оно рассчитывало, по-видимому, на то, что само присутствие наших войск позволит афганским руководителям стабилизировать обстановку. Однако ход событий, особенно антиправительственные выступления непосредственно в Кабуле в двадцатых числах февраля 1980 года, вынудили советское руководство согласиться на то, чтобы совместно с Вооруженными Силами ДРА начать активные боевые действия по разгрому отрядов оппозиции. К этому времени мятежники оказывали постоянное огневое воздействие на советские части и подразделения, которые находились в согласованных с правительством ДРА гарнизонах. В такой критической ситуации дальнейшее уклонение от оказания военной помощи правительству ДРА не имело смысла.
 
В феврале-марте советские батальоны совместно с двумя афганскими под руководством генерал-лейтенанта В.А. Меримского провели крупную операцию против мятежников в провинции Кунар. Еще летом 1979 года афганский горно-пехотный полк в этой провинции перешел на сторону мятежников. С тех пор они чувствовали, себя вольготно в приграничном с Пакистаном Кунаре, а полки 9-й горно-пехотной дивизии и ганской армии отсиживались в пунктах дислокации – в Асадабаде, Асмаре и Барикоте. Эта операция прошла успешно, но военные успехи были закреплены, поскольку органы власти смогли утвердиться в уездах. Мятежники по прежнему сохранили влияние на местное население. Причин для этого было более чем достаточно: мощное влияние ислама, сильные племенные традиции, экономические связи, беззащитность населения и отсутствие тесных контактов органов власти в уездах (волостях) с жителями.
 
Таким образом, Кунарская операция, успешно, проведенная в первой половине марта, не привела к стабилизации обстановки в этой провинции. Поэтому в мае в Кунаре была проведена еще одна операция.
 
С весны 1980 года части 40-й Армии были втянуты в междоусобную войну в Афганистане хотя это и не входило в планы советского руководства.
 
Кроме операций в провинции Кунар, боевые действия проводились и в других районах. Сначала отряды моджахедов пытались действовать в открытую, но вынуждены были быстро перестроиться и перейти к тактике действий "из-за угла", ибо открытые столкновения оказались им не под силу. Войска 40-й Армии, полностью перехвати инициативу, от непродолжительных по времени ограниченных по площади операций перешли к крупномасштабным.
 
Весной проводились операции по обеспечению функционирования основных автомагистралей, также боевые действия в провинциях Пактия – Газни, первая Панджшерская операция, летом в Хазараджате и Логаре, осенью – вторая Панджшерская операция, боевые действия в провинции Нангархар. Особого внимания заслуживает операция "Удар" (ноябрь–декабрь) в центральных провинциях, которые непосредственно примыкали к Кабулу. По сути, она была первой из числа крупных, при ее проведении были достигнуты существенные результаты.
 
В течение всего года проводились рейды, обеспечивающие движение по дороге Кабул – Кандагар. Но военные успехи не закреплялись по-прежнему укреплением органов власти в уездных волостях. Бабрак Кармаль и другие руководители отсиживались в Кабуле, а если кто-то из них отправлялся в тот или иной провинциальный центр, то вместе с советским представителем, полагаясь, на соответствующую охрану.
 
Итак, возникли острые противоречия. С одной стороны, ввод 40-й Армии и изменения в руководстве государством вселяли надежду на перемены к лучшему, а с другой – усиление сопротивления моджахедов, продолжающиеся распри внутри НДПА, инертность крестьянских масс и настороженность в племенах препятствовали стабилизации обстановки на местах. Большая часть территории страны оставалась под контролем моджахедов.
 
Некоторые военачальники 40-й Армии и аппарата Главного военного советника пришли к выводу, что боевые действия против моджахедов ("борцов за веру") по своей сути есть гражданская война, и советские полки и батальоны были втянуты в боевые действия против своей воли. Вместе с тем наши офицеры, сержанты и солдаты поставленные перед ними задачи выполняли, как полагается, проявляя при этом изрядное мужество и отвагу.
 
Они попадали в Афганистан, как на край земли, в диковинное, экзотическое место – ведь большинство не выезжало до того времени за пределы родной области. И всему удивлялись': надрывным крикам муэдзинов, по несколько раз в сутки сзывающих правоверных на молитву, женщинам в черном, как призраки: они ассоциировались с "духами" – чем-то бесплотным, неосязаемым. Они заворожено наблюдали, как горец разматывает с головы чалму: четырнадцатиметровая ткань служит ему и скатертью, и одеялом, и простыней. Им было больно смотреть на чумазых афганских мальчишек – искалеченных, с оторванной рукой или ногой. Им не было известно чувство страха и опасности: оно пришло гораздо позже, когда сами окунулись в круговерть событий.
 
Чуть не каждый день, а то по несколько раз в сутки, к ним обращались афганские товарищи с просьбой разминировать дорогу или дом, поддержать "огоньком" попавшую в засаду группу, обезвредить крупную банду, терроризирующую население, захватить верблюжий караван с оружием, боеприпасами, направляющийся из Пакистана.
 
Наши воины мужественно и честно выполняли свой долг. Но те, кто не избежал смерти, похоронены, хотя и с почестями, но без огласки, где они погибали. Такой "несуразице", царившей в стране, нет оправдания!
 

1981 г.

 
В 1981 году погибло 1 298 человек.
 
В январе 1981 года вступил в силу закон о всеобщей воинской обязанности в ДРА. Он предусматривал призыв в Вооруженные Силы республики граждан по достижении двадцатилетнего возраста. Защита родины, служение народу, согласно этому документу, являлись высшей, священной обязанностью каждого гражданина страны.
 
Наша 40-я Армия, совместно с афганскими вооруженными силами, осуществляла как крупные операции против моджахедов, так и экстренные действия по разведывательным данным. Бои практически шли повсеместно – то в одной, то в другой провинциях, в зависимости от обстановки.
 
Настойчивые и продуманные действия советских и афганских частей и подразделений ошеломили противника. Отряды моджахедов в зимнюю пору были сильно измотаны, поэтому с наступлением весны они снизили свою активность. Кроме того, оппозиционные партии не смогли достичь компромисса и поделить между собой зоны влияния в стране. Это приводило к вооруженным столкновениям в ряде провинций: Вардак, Фарьяб, Парван, Кундуз, Каписа. Столкновения в основном происходили между сторонниками Гульбуддина ("Исламская партия Афганистана") и Раббани ("Исламское общество Афганистана"), а также и между другими оппозиционными партиями. Отряды моджахедов вступали в борьбу между собой за утверждение своего влияния в стране.
 
Мятежники бесчинствовали в уездах, но в то же время очень внимательно следили за передвижениями советских и афганских частей и подразделений и принимали своевременные меры к сохранению своих сил. Так, в провинции Газни лидер оппозиционеров Джагран, определив начало операции со стороны советских частей, отдал распоряжение моджахедам спрятать оружие и выдавать себя за местных жителей.
 
В северных провинциях мятежники наиболее активно действовали в провинции Баглаи, создавая постоянное напряжение на главной коммуникации из Хайратона в Кабул. Удары мятежников по колоннам, как правило, предотвращались усилиями советских подразделений. За 1981 год в провинции Баглаи они совершили 77 нападений на автоколонны, но не смогли нанести существенных потерь. Снабжение страны по этой магистрали продолжалось.
 
В ходе боевых действий в горах ощутимую поддержку нашим воинам оказывали боевые вертолеты. Они обеспечивали высадку десантов, их прикрытие в ходе боевых действий, вели разведку по обнаружению отрядов моджахедов, особенно их опорных пунктов, наносили по ним огневые удары, прикрывали движение колонн по автомагистралям, доставляли самые различные грузы.
 
В марте 1981 года в Мазари-Шарифе проходило совещание, на котором был выработан план действий в северных провинциях страны. В Генштабе считали, что в восьми провинциях действовало свыше 200 отрядов мятежников общей численностью 8,5 тысяч человек без учета пополнения по необходимости из местного населения.
 
В апреле успешно прошла тщательно подготовленная 3-я Панджшерская операция, а уже в мае вокруг Кабула обстановка обостряется действиями отрядов Ахмад Шах Масуда.
 
В ущелье Тура-Бура (провинция Нангархар) была обнаружена крупная база мятежников. 18 июня начался ее штурм подразделениями советской 66 
мотострелковой бригады и частями 11-й джелалабадской дивизии. На другой день база была сокрушена. Противник понес потери, были захвачены 3 зенитно-пулеметные установки, 11 РПГ (РПГ – ручной противотанковый гранатомет), столько же ДШК (ДШК крупнокалиберный пулемет – Дегтярев-Шпитальный крупнокалиберный), 129 единиц стрелкового оружия, 1600 противотанковых мин и около 250 000 боеприпасов. Но кое-что мятежники успели эвакуировать.
 
За полугодие дежурные подразделения выходили на выполнение внезапных задач в 267 случаях, нанося поражение противнику, полное или частичное, говоря военным языком – 72 процента от числа выходов на задание. Удары по точечным целям наносились 176 раз с полным или частичным поражением – 81 процент.
 
И все же итоги боевых действий советских и афганских подразделений в первом полугодии могли бы быть и результативнее.
 
Итак, в первом полугодии измотанные отряды моджахедов резко снизили свою активность. Но военные успехи не были закреплены, т. к. в НДПА существовали непримиримые фракции. Это серьезно сказывалось на руководстве политической и экономической жизни страны. В свою очередь, моджахеды создавали так называемые "исламские комитеты", которые оказывали более сильное влияние на население, чем правительственные органы власти на местах.
 
Осенью 1981 года противостояние сторон носило затяжной характер. За сентябрь – декабрь против моджахедов было проведено 46 операций, предпринято свыше 250 действий дежурных подразделений по реализации разведданных.
 
В этой обстановке ряд военачальников под руководством генерала армии А. М. Майорова письменным рапортом доложили в мае 1981 года министру обороны Д. Ф. Устинову о том, что нынешнее руководство ДРА во главе с Бабраком Кармалем не в силах стабилизировать обстановку в стране. К сожалению, этот документ был оставлен без внимания.
 

1982 г.

 
В 1982 году погибло 1948 солдат и офицеров СА.
 
Прошло два года. Высшее партийно-государственное руководство ДРА, занятое внутрипартийными распрями, почти не занималось организацией борьбы с моджахедами и укреплением органов власти в уездах и волостях. Моджахеды, которые были скованы в своих действиях советскими частями, предпринимали усилия по проведению кратковременных операций, сочетали террористические и диверсионные действия со злобной пропагандой, особенно против "оккупантов". В труднодоступных районах они продолжали укреплять свои базы, а также создавали склады вблизи крупных городов. Основные усилия моджахедов были направлены на ликвидацию органов власти в уездах и волостях и укрепление влияния своих "исламских комитетов".
 
К сожалению, государственные органы власти, как уже неоднократно подчеркивалось, не функционировали как надо, и эту проблему одними военным
и усилиями не решить. При этом надо было учитывать, что Вооруженные силы ДРА не способны были вести боевые действия с моджахедами, и основная тяжесть борьбы с противником легла на плечи воинов 40-й Армии. Афганские части решали лишь ограниченные задачи, а в основном они действовали совместно с советскими частями и подразделениями.
 
В течение года боевые действия проводились во многих провинциях, в том числе:
 
январь–февраль – в провинциях Какдагар, Парван и Каписа, особенно напряженные бои были в зеленой зоне Джабаль-Уссарадж (этот город расположен недалеко от входа в ущелье Пзнджшер), а также в непосредственной близости от провинциальных центров Чарикар (провинция Парван), Махмудраки (провинция Каписа); 
апрель – операция в провинции Нимруз; 
май–июнь – 5-я Панджшерская операция. В ходе этой операции была впервые осуществлена массовая высадка десантов (в течение только первых трех дней десантировались около четырех тысяч наших воинов). В боевых действиях в Панджшере принимало участие около 12 тысяч советских солдат. Однако военные успехи не были закреплены становлением органов власти на местах. В июне предпринимались масштабные боевые действия в провинции Логар; 
август–сентябрь – проводилась 6-я Панджшерская операция, но и на этот раз не удалось укрепить власть Центра в этом ущелье; 
декабрь - в связи с тем, что афганское руководство так и не смогло установить органы власти в ущелье Панджшер, войска были выведены из него. 
В целом в 1982 году отмечалось расширение районов боевых действий, при этом участились удары с воздуха по разведанным объектам в стане моджахедов. В свою очередь моджахеды создали наиболее сильные группировки в провинциях Логар, Парван, Лагман, Вардак, Каписа, то есть в непосредственной близости от столицы Афганистана. Поэтому обстановка вокруг Кабула была сложной.
 
Большое напряжение сохранялось на дороге Кабул–Гардез, особенно в пределах провинции Логар (южнее Кабула). В этой провинции моджахеды в страхе держали местное население. В провинции Кунар обосновались значительные силы мятежников, в основном в тех уездах, где не дислоцировались правительственные войска, как например, в уезде Камдеш.
 
На 1 марта в вооруженных силах ДРА было 113 тысяч человек. В стане мятежников возросло количество отрядов с 600 до 900, в их составе насчитывалось до 50 тысяч человек. Исламских комитетов насчитывалось до 300. Основная группировка противника по-прежнему отмечалась в зоне "Центр" – до 12 тысяч. Однако эти данные не полностью отражали состав противостоящих сил. В них не учитывались отряды и группы, находившиеся в Пакистане, и местные жители, которые привлекались для действий по выполнению конкретных задач.
 
Таким образом, в 1982 году вырисовывалась бесперспективная картина достижения мира и согласия на афганской земле. Обстановка усложнялась. Естественно, две Панджшерские операции, хотя и были успешно проведены с военной точки зрения, удручали тем, что не позволили стабилизировать обстановку в этом ущелье. Это ущелье сужается на отдельных участках до двух–трех сотен метров. Узкий и длинный – более чем стокилометровый – коридор в обрамлении высоченных гор, тянется от границы с Пакистаном до Саланга, с запада на восток.
 
Именно в "Логове пяти львов" (Панджшер), как и на придорожных территориях дороги через Саланг, разворачивались кровавые события. До весны 1982-го против укрепившихся здесь "духов" были проведены, по крайней мере, четыре операции. 18 мая началась пятая по счету. Полной победы добиться не удалось, что объясняется главным образом характером местности. Ведь это ущелье врезалось в пятикилометровые отроги Гиндукуша с нависшими над коридором отвесными скалами. Отряды Ахмад Шах Масуда имели возможность перебазироваться на территорию Пакистана, и они ею воспользовались, чтобы избежать полного поражения.
 
Перед началом пятой Панджшерской операции отряды Ахмад Шах Масуда активизировали свои действия, поскольку в мае открылись перевалы, а следовательно, облегчилось снабжение всем необходимым из Пакистана. Хотя подготовка к операции проводилась скрытно, сведения о подготовке к ней просочились "на ту сторону". Когда советские и афганские части начали наступать, они встретились с глубоко эшелонированной обороной в горах.
 
В ходе проводимых операций группировка Ахмад Шах Масуда понесла значительный урон, сдала важные позиции, рассредоточилась в горах, частично в Пакистане. Но приходится снова повторить, успехи не удалось закрепить становлением власти на местах. Поэтому моджахеды возвращали утраченное, и в августе-сентябре пришлось проводить 6-ю Панджшерскую операцию, которая также не привела к желаемым результатам.
 
Третий год афганской войны поубавил оптимизма, но не ожесточил сердец. И ветеран, и новобранец одинаково искренне, фанатично верили: это ненадолго, уж завтра-то скинем пропыленные, выцветшие на солнце и потом пропитанные "робы", расправим плечи, вздохнем полной грудью: все на свете имеет конец!
 
Между тем до конца войны как будто оставалась вечность. Каждый день ее следовало приравнять к десятилетиям мира, если такое сопоставление вообще возможно.
 
"Черные тюльпаны" увозили павших. А на их место прибывали безусые, юные, знавшие о войне по фильмам, книгам, рассказам ветеранов.
 

1983 г.

 
СССР потерял в 1983 году 1446 солдат и офицеров.
 
Если по скудным отрывочным сведениям попробовать воссоздать расстановку сил, она будет явно не в пользу моджахедов. На стороне революционного правительства все силовые структуры: армия, "царандой" (милиция), ХАД (органы государственной безопасности), сочувствующее властям население. И плюс ограниченный контингент, насчитывающий десятки тысяч солдат.
 
Добавим к тому прекрасное вооружение, превосходящее то, чем располагали душманы. Например, танки, боевые машины пехоты, бронетранспортеры, вертолеты и т. д. В итоге объемно и зрительно вырисовывается огромный перевес, способный сокрушить все на своем пути.
 
Ему же противостояли некие "разрозненные" отряды. И противостояли успешно, о чем, видимо, военные историки еще скажут свое слово.
 
В 1983 году отмечена активизация ряда племен. В ряды моджахедов вливаются еще тысячи "неучтенных" солдат. Не секрет, и в афганских частях было дезертирство, измены, сдача в плен душманам и переход на их сторону целыми подразделениями. Как и всякая гражданская война, эта, необъявленная, характеризовалась хаосом, неразберихой, отступничеством.
 
Советские же солдаты в таких условиях обретали опыт боевых действий, меньше допускали ошибок. Однако и год 1983-й ни на шаг не приблизил их к победе, хотя в таких войнах победителей вообще не бывает. Смысл этой войны не стал для них понятней...
 
Операции, как и раньше, продолжались повсеместно. Несмотря ни на что, солдаты сообщали родным о предстоящей встрече Нового года, о надеждах встретить радостный праздник по-домашнему, пусть и в чужой стране, а моджахеды готовились к нему по-своему: рвались на дорогах фугасы, строчили с круч пулеметы, дымили на обочинах боевые машины и грузовики. Боевые действия продолжались повсеместно, особенно на коммуникациях и вблизи них.
 
Начало года было омрачено тем, что в Мазари-Шарифе 2 января душманы некоего Забиулло похитили группу наших гражданских специалистов (16 человек). Освободить заложников удалось лишь через месяц после высадки десанта в горах, при этом шесть советских специалистов погибли.
 
Банда Забиулло бесчинствовала на севере Афганистана. Она базировалась в труднодоступном ущелье Мармоль, недалеко от Мазари-Шарифа, где и была проведена операция по освобождению советских специалистов.
 
Моджахеды не в силах были противостоять советским и афганским войскам в открытых сражениях, они уступали нашей военной силой одерживали верх в борьбе за власть на местах. Многие военачальники почувствовали, что ситуация заходит в тупик.
 
По-прежнему отмечалась сложная обстановка в зоне "Центр" (провинции Кабул, Логар, Па Каписа и Вардак) и в тех провинциях, которые были расположены непосредственно в приграничных с Пакистаном районах.
 
В конце июля моджахедами была предпринята блокада Хоста. Провинция Пактия, где расположен этот город, как бы врезается территорию Пакистана, а сам Хост находиться буквально в нескольких километрах от границы. Не случайно в конце июля 1983 года мятежники предприняли отчаянные попытки блокировать Хост, прорубить запасное "окно" взамен утерянного ущелья Панджшер для бесперебойного прохода караванов с оружием, боеприпасами из сопредельных территорий Пакистана. Заключение временного перемирия с отрядами Ахмад Шах Масуда вынуждало побыстрее пробить этот коридор.
 
Итак, еще раз взглянем на карту, посмотрим где гибли наши ребята. В январе эпицентром боевых действий стала провинция Логар, к югу от Кабула. Весной и в начале лета они переместились чуть южнее, в Газни. И вновь вспыхнули на западе – в районе Герата. Сложная обстановка складывалась, как отмечалось, вокруг в Пактии.
 
В сентябре в донесениях, сводках замелькала провинция Лагман. А к зиме боевые переместились в район Суруби, восточнее столицы и совсем близко от нее, и в Нангархарскую долину, (уезд Сурхуд).
 
Лидеры оппозиционных партий упорно рвались к власти со всех сторон, а наш ограниченный контингент, собственно говоря, поддерживал власть НДПА штыками.
 
В "похоронках" этого года чаще всего называются географические точки: Кундуз, Пули-Хумри, Кабул, Герат, Шинданд, Кандагар и другие. Обратите внимание: почти все они расположены на двух магистралях, пересекающих страну с севера на юг.
 
Закончился четвертый год афганской войны!.. Ситуация в этой многострадальной стране зашла в тупик. К такому выводу не трудно было прийти. Даже в центре Кабула иногда обстреливали дома, в которых жили военные и гражданские советники.
 

1984 г.

 
Потери личного состава СССР за этот год – 2343 солдат и офицеров.
 
Пятый год пребывания 40-й Армии на афганской земле опять-таки не дал обнадеживающих результатов. Военно-политическая обстановка складывалась ни в пользу правительства ДРА, ни в пользу правительства СССР. 1984 год по накалу противостояния превзошел предыдущие, о чем свидетельствуют и потери рекордного количества офицеров – 305. В полтора с лишним раза больше, чем в предыдущем году. 
"Желтуха" (гепатит) по-прежнему собирала богатую дань, не учтенную сводками...
 
И опять моджахеды угрожали преимущественно со стороны пакистанской границы. На этот раз (вслед за блокадой Хоста) их особое внимание привлек Ургун. По той самой причине – близость к заграничным базам. Отрезать Ургун с прилегающими селениями от страны – значит создать необходимые условия для вживления корня, на котором могла произрасти идея автономии, расчленяющая ДРА на неконтролируемые властями территории.
 
Можно сказать, год открылся Ургунской операцией. Ведь до того времени город был в изоляции: в аэропорту практически не мог сесть безнаказанно ни один самолет – душманы "Стингерами" блокировали небо уездного центра, прервав его сообщение и с Кабулом, и с соседними провинциями. 
На разблокирование бросили крупные правительственные силы. Бок о бок с ними сражались советские подразделения. В зоне племен, особенно в Пактии и Пактике, опять же прилегающей к пакистанской границе, моджахеды чувствовали себя единоличными хозяевами.
 
В Кабуле постоянно чувствовалось напряжение. Вооруженные стычки, обстрелы с гор, в том числе и ракетами типа "земля-земля", диверсии вошли в распорядок дня, как молитвы муэдзинов с многочисленных минаретов. Страдали от них преимущественно мирные жители.
 
Впрочем, нельзя утверждать, будто боевые действия активно велись в той или иной части страны. Фактически они распространились на всю ее территорию. Наиболее горячими точками в 1984 году, помимо названных, были зеленая зона Кандагара – на самом юге, и города Герат, Хост с прилегающими уездами – на западе.
 
Ахмад Шах Масуд, командующий Панджшерским фронтом, как он называл себя, и Гульбуддин Хекматьяр со своими отрядами не уходили далеко от главной коммуникации Хайратон-Кабул и перевала Саланг. Они кружили по одним и тем же местам – нападали, заметали следы и опять появлялись.
 
Панджшерская долина на протяжении всей войны была эпицентром жестоких схваток. Не удивительно: ведь все отдавали себе отчет в том, что достаточно перерезать пуповину – дорогу через Саланг – и осложнится не только положение развитых в промышленном отношении северных провинций, в блокаде практически окажется Кабул, вся страна.
 
Отсюда понятен интерес моджахедов и к Герату: через него лежал путь от советской Кушки к западным провинциям ДРА. Завладеть им – значит перекрыть еще один источник советской помощи, открыть свободный доступ со стороны Ирана.
 
Но вернемся к Панджшерской долине... Массированная операция против окопавшихся здесь партизан, седьмая по счету, началась 21 апреля 1984 года. Называют такие цифры: в ней участвовало 11 тысяч советских и 2600 афганских военнослужащих, 200 самолетов и 190 вертолетов. Однако и таких сил оказалось недостаточно. Приходилось полагаться, по признанию очевидцев, на умение, выучку и беспредельное мужество солдат.
 
Несмотря на мощную концентрацию сил и на этот раз ликвидировать отряды Ахмад Шаха не удалось. Им лишь нанесли существенные потери.
 
В этом же году душманы оживились на трассе Кабул-Джелалабад (к востоку от столицы) и в Кандагарской провинции (на юге страны). Они настолько обнаглели, что 31 августа даже совершили налет на Кабульский аэродром.
 
События в Афганистане стали одним из главных источников международной напряженности и недоверия.
 
Как уже отмечалось, к концу 1983 года стало очевидно, что возникла в Афганистане тупиковая ситуация. В 1984 году это не вызывало никаких сомнений. Потери большие, движения никакого (по разрядке обстановки), оппозиция ни на какие встречные шаги не шла. Линия руководства Афганистана того времени не отличалась гибкостью, хотя были шансы наладить контакты кое с кем из оппозиции.
 

1985 г.

 
За 1985 год мы потеряли в ДРА 1868 человек.
 
В Афганистане продолжалось жестокое противостояние между находившейся у власти НДПА и оппозиционными партиями, а стало быть, между Вооруженными Силами ДРА и отрядами моджахедов. Соединения и части 40-й Армии фактически взвалили на свои плечи тяжелую ношу в разгоревшейся гражданской войне. В прошедшем 1984-м году, как отмечено, самом тяжелом, мы потеряли 2343 человека. Многие руководители, в том числе и военачальники, стали понимать, что ситуация заходит в тупик. Без кардинальных мер ни о какой стабилизации военно-политической обстановки нельзя было и помышлять. Однако пути к разрядке противостояния советское руководство наметило именно в 1985 году, когда на правительственном уровне возник разговор о возможном выводе 40-й Армии из Афганистана. Правда, против этого категорически возражал Бабрак Кармаль. 
Как известно, к поддержке оппозиционных сил в разгоревшейся гражданской войне в Афганистане так или иначе приложили усилия и другие страны. Военные профессионалы ряда государств в военных лагерях на территории Пакистана готовили отряды моджахедов для борьбы с афганскими вооруженными силами, а стало быть, и с частями и подразделениями 40-й Армии. Словом, пламя войны в отрогах Гиндукуша продолжало полыхать. Заметим, что до подписания Женевских соглашений осталось три года.
 
В сложных условиях шел поиск новых путей выхода из создавшегося тупика. Уже позже, в 1990 году, Бабрак Кармаль отметил в одном из интервью, что "с середины 1985 года начался новый качественный этап на пути восстановления мира в стране. На расширенном заседании Ревсовета мы разработали 10 принципов национального примирения, которые были утверждены XVI Пленумом ЦК НДПА. Партия официально объявила об отказе от монополии на власть и предложила создать правительство на широкой коалиционной основе" ("Совершенно секретно", 1990, № 7).
 
Между тем в 1985 году боевые действия с отрядами моджахедов продолжались во многих провинциях. В марте была проведена крупная по своим масштабам Кунарская операция. В ее ходе боевые действия велись на всем протяжении Кунарского ущелья – от Джелалабада до Барикота, общей протяженностью 170 километров. Генерал армии В. И. Варенников так отзывался об этой операции: "...уже тогда были заметны моменты, которые позволяли нам сделать вывод: несмотря на экстремизм оппозиционных банд (а их было много), надо искать общий язык с народом. К нам приходили тогда старейшины, и мы заключали с ними соглашения: если в нашу сторону не будет ни одного выстрела, то и на них не упадет ни один снаряд. И когда операция закончилась, а она была очень сложной - только в десанте участвовали 11,5 тысяч человек, ни один самолет не был сбит и вообще наши потери оказались минимальными" ("Советская литература", 1990, № 10).
 
Другой крупной операцией в этом году была Хостинская. Сражение под Хостом началось 13 июля и продолжалось 48 дней. В ходе боевых действий, по данным афганского Генштаба, уничтожено около 2400 душманов.
 
В течение года боевые действия против моджахедов проводились в провинциях Пактия, Нангархар, Баглан, Каписа, Парван, Герат, Гельменд.
 
В 1985 году были проведены восьмая и девятая Панджшерские операции. В ходе девятой удалось оттеснить отряды Ахмад Шах Масуда из центральной части ущелья. Однако военные успехи снова и снова не закреплялись установлением органов власти на местах. Моджахеды получали подкрепление из своих центров на территории Пакистана, граница с ним так и не была перекрыта, да и такая задача не под силу ни 40-й Армии, ни афганским вооруженным силам. Только в одной провинции Нангархар, по свидетельству министра обороны ДРА генерал-лейтенанта Назар Мухаммеда, имеется 67 горных троп и переходов, проложенных столетие назад в Пакистан. Кроме того, не в интересах пуштунских племен, которые проживают на территории Афганистана и Пакистана, перекрывать госграницу.
 
Таким образом, боевые действия в Афганистане в 1985 году отличались размахом и ожесточенностью, как и в прошлом году.
 
Но, к сожалению, правительство ДРА не только не закрепляло результаты боевой деятельности 40-й Армии и афганской армии, но и не стремилось этого сделать. По образному выражению генерал-полковника Б. Громова: "Именно в это время многие стали задумываться о том, что мы напрасно таскаем раскаленные каштаны из огня".
 
Благодаря комплексу принятых мер, этого года пошло постепенное снижение боевых потерь личного состава. Были налажены контакты с душманами по сути – переговоры, и это позволило военачальникам познавать психологию, традиции, нравы, симпатии и антипатии в данный момент, в данном вооруженном формировании моджахедов. Однако боевые действия шли в плановом порядке, а кризис власти, который возглавлял Бабрак Кармаль, углублялся с каждым днем.
 

1986 г.

 
В 1986 году потери наших войск в Афганистане составили 1333 человека.
 
Наибольшая напряженность боевых действий в Афганистане против отрядов оппозиции относится к рубежу 1984-1985 годов. В 1986 году началась переориентация в сторону политического решения обостренных донельзя проблем. 
На 18 Пленуме ЦК НДПА, который состоялся 4 мая 1986 года. Генеральным секретарем был избран Наджиб. Пленум удовлетворил просьбу Бабрака Кармаля об освобождении его от обязанностей Генерального секретаря ЦК НДПА по состоянию здоровья. Бабрак Кармаль не смог организовать работу партийных организаций по укреплению органов власти на местах. Но и сам факт смены одного только лидера партии не вселял особых надежд. Встал вопрос о формировании нового курса – политики национального примирения. Однако формирование этого курса шло медленно. Только 31 декабря состоялся Чрезвычайный расширенный пленум ЦК НДПА, на нем-то и был определен курс партии на национальное примирение.
 
На этом же заседании Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев констатировал: "Нет ни одной военной задачи, которая ставилась бы, но не решалась, а результата нет. Все дело в том, что военные результаты не закрепляются политическими. В центре власть есть, а в провинциях ее нет. Мы контролируем Кабул и провинциальные центры, но на захваченной территории не можем установить власть. Мы проиграли борьбу за афганский народ. Правительство поддерживает меньшинство народа. Наша армия воевала пять лет. Она и сейчас в состоянии удержать обстановку на том уровне, который существует. Но в этих условиях война будет продолжаться долго".
 
Таким образом, политика национального примирения вырабатывалась почти в течение года. Хотя тяжелые просчеты, которые были допущены в предшествующие годы, настойчиво вынуждали тогдашних руководителей как в Москве, так и в Кабуле, побыстрее находить выход из критической ситуации. Большинство населения не могло мириться с искаженными установками в экономической политике (проведение земельной и водной реформ), с извращениями в социальной области, в первую очередь в отношении к религии, и др. А этим умело воспользовались лидеры оппозиционных партий.
 
Боевые действия против отрядов моджахедов в этом году проводились в ряде провинций. Особо следует отметить бои в Пактии в марте–апреле, в том числе разгром базы Джавара ("Волчья яма"). Эта база строилась в течение нескольких лет по всем правилам современной фортификационной науки. Она была расположена в горном массиве вблизи госграницы и считалась неприступной. Фактически Джавара являлась олицетворением могущества всех сил оппозиции на юго-востоке.
 
Успешно была проведена операция западнее Герата, включая базу-арсенал Какари-Шашари, расположенную у границы с Ираном. После разгрома оппозиции в этом районе отмечался процесс перехода некоторых мятежных отрядов на сторону государственной власти.
 
Нашим славным воинам умения решать боевые задачи в сложных условиях обстановки не занимать! К сожалению, советским офицерам, сержантам и солдатам не хватало информации о мусульманском мире, о его традициях и т. п. Мы столкнулись с тем, что не укладывалось в голове, когда многими отрядами моджахедов командовали муллы. Разве можно было вести Афганистан к социализму с муллами?! Но советские воины честно выполняли свой долг, не щадили своей жизни ради того, чтобы как-то помочь афганскому народу.
 
В 1986 году с целью дать ход политическому решению афганской проблемы советское правительство приняло решение вывести осенью из ДРА шесть боевых полков (один танковый, два мотострелковых и три зенитных).
 
В 1986 году вырабатывался курс на национальное примирение. Свою оценку положения в стране генеральный секретарь ЦК НДПА Наджиб изложил в октябре этого года в беседах с Воронцовым Ю. М. Вот как излагает точку зрения Наджиба генерал-полковник Б. Громов:
 
"...Наджибом было отмечено, что из 31–35 тысяч кишлаков в Афганистане формально под контролем правительства находится лишь 8 тысяч, а выборы в местные органы власти удалось провести в еще меньшем количестве кишлаков – только в 2.700, вблизи городов. По словам т. Наджиба, городское население активно поддерживает революцию, а в том, что такой поддержки нет в деревнях, виновата сама НДПА, которая не сумела пока разъяснить крестьянам сущность и цели революции. Тов. Наджиб считает, что в настоящее время главная задача партии состоит в том, чтобы идти из города в деревню. 
Тов. Наджиб отметил, что военная активность контрреволюции не снижается. В настоящее время, говорил он, на территории ДРА действуют 5016 бандгрупп, в которые входят 183 тысячи человек, причем 80 тысяч из них составляют активную боевую силу контрреволюции".
 
Только 31 декабря на Чрезвычайном расширенном пленуме ЦК НДПА курс на национальное примирение получил официальный статус.
В декабре же состоялись новые назначения в высшем руководстве ДРА, в том числе министром обороны вновь стал М. Рафи, на пост министра иностранных дел назначен А. Вакиль. 
В этом же месяце состоялась официальная церемония передачи советского военного города в крепости Бала-Хисар (г. Кабул) министерству обороны ДРА. Командование 40-й Армии проводило подготовку к завершению пребывания советских войск в Афганистане. До заключения Женевских соглашений оставалось почти полтора года.
 

1987 г.

 
Потери личного состава СССР в 1987 году составили 1215 человек.
 
Позади шесть лет войны. Военные усилия 40-й Армии и афганских вооруженных сил не закреплялись установлением местных органов власти. Силой оружия можно удерживать власть в провинциальных центрах, но решать назревшие проблемы следовало путем переговоров. Медленно созревали принципы национального примирения. 
Да, время было упущено. Только в июле 1987-го был опубликован закон о политических партиях, утвержденный Президиумом Ревсовета ДРА. Этот закон регулировал вопросы создания и деятельности политических партий. Лишь в октябре на общепартийной конференции НДПА была утверждена и подписана всеми делегатами резолюция "О неотложных задачах укрепления единства НДПА в условиях борьбы за национальное примирение". Ведь раскол партии на два крыла –"Хальк" и "Парчам", который произошел в 1967 году, продолжал действовать. Борьба "крыльев" принесла НДПА вреда не меньше, чем ее открытые враги. 29 ноября 1987 года состоялся Высший Совет государства Лойя Джирга. На другой день, 30-го, Лойя Джирга утвердил Конституцию Республики Афганистан, был избран перзидент страны – Наджибулла, который объявил делегатам афганского парламента о продолжении линии на прекращение огня до 15 июля 1988 года. Вывод Советских войск из Респблики Афганистан посогласованию обеих сторон предполагалось осуществить за двенадцать месяцев.
 
В ходе боевых действий афганские соединения и части не проявляли прежней активности и настойчивости, стараясь избегать столкновений с отрядами моджахедов. Наши воины вынуждены были поддерживать функционирование органов власти в провинциальных центрах, а также в ряде уездов и волостей. Само присутствие 40-й Армии не позволяло моджахедам бесповоротно решать поставленные цели свержения правительства РА. Нужно прямо признать, что оппозиционные партии расценили политику национального примирения прежде всего как слабость государственной власти и лишь усилили борьбу по ее свержению. Повысилась боевая активность отрядов моджахедов в условиях одностороннего прекращения огня советскими и правительственными войсками.
 
С активизацией моджахедов военная обстановка продолжала осложняться.
 
Уже во второй половине января 1987 года оппозиция провела решительное наступление и против советских, и против афганских гарнизонов, не оставляя без внимания и мирные кишлаки.
 
В провинциях Баглан и Кундуз особенно активизировались отряды Гаюра. Эти отряды действовали изощренно, держали дехкан в своем повиновении под страхом смерти, не брезговали подкупом должностных лиц, сеяли дезинформацию. Действия этих отрядов в указанных провинциях создавали угрозу коммуникациям, которые обеспечивали 40-ю Армию всем необходимым из района Термеза. Советские подразделения были вынуждены вести боевые действия по разгрому гаюровских отрядов.
 
Количество обстрелов мест расположения советских частей неуклонно росло. На один же момент в хронике войны сразу обратили внимание и советские, и афганские специалисты: пожалуй, впервые за семь лет "духи" воевали и зимой. В то же время боевая активность подразделений 40-й Армии и количество операций в интересах правительственных войск постепенно должны были свестись к минимуму. По свидетельству командующего 40-й Армией генерал-полковника Б. В. Громова, "ответные или, в зависимости от ситуации упреждающие боевые действия командир обязан был проводить только для того, чтобы не допустить массовой гибели наших людей и даже исключить такую угрозу".
 
В 1987 году боевые действия проходили во многих провинциях. Немало усилий было приложено для стабилизации обстановки в зоне "Юг". Именно там, в районе Кандагара, с мая по сентябрь, с этой цепью проводился ряд операций.
 
В ноябре–декабре была проведена одна из крупнейших операций "Магистраль" по разблокированию Хоста. Воспользовавшись отсутствием советских частей в округе Хост, душманы к осени 1987 года восстановили одну из самых крупных перевалочных баз "Джавара", которую наши войска разгромили еще весной 1986 года. Существовала опасность создания в Хосте временного правительства оппозиционных сил. Было принято решение спланировать и провести крупную совместную войсковую операцию афганских и советских войск и обеспечить население Хоста в первую очередь продовольствием, а также другими видами материальных средств, сорвать замыслы оппозиции по формированию альтернативного правительства Афганистана.
 
В этой операции из состава 40-й Армии участвовали силы 108-й и 201-й мотострелковых дивизий, 103-й воздушно-десантной дивизии, 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады, 345-го отдельного парашютно-десантного полка и др. Со стороны афганской армии были привлечены силы и средства пяти пехотных дивизий, одной танковой бригады и нескольких подразделений спецназначения. Кроме того, в операции участвовали более десяти 
батальонов царандоя и госбезопосности. 
Обстановка на магистрали Гардез–Хост была сложной. Сначала предстояло овладеть перевалом Сети-Кандав – он расположен на высоте трех тысяч метров. Группировка оппозиции в этом районе состояла в основном из военизированной части племени джадран. Это племя вообще не подчинялось никакому правительству и действовало, как считали нужным его руководители. В 80-е годы руководство формированиями моджахедов осуществлял Джелалуддин, выходец из этого племени.
 
Поскольку переговоры с Джелалуддином оказались безрезультатными, 23 ноября была начата операция "Магистраль". К исходу 28 ноября передовые части овладели перевалом Сети-Кандав. Затем опять начались переговоры с лидерами воюющего племени джадран. Но 16 декабря войска были вынуждены продолжить боевые действия. 30 декабря по магистрали на Хост двинулись первые машины с продовольствием.
 
"Главным итогом проведенной операции, – отмечает генерал-полковник Б. В. Громов, – явился прорыв многомесячной военной и экономической блокады Хоста. Вместе с тем были сорваны планы лидеров "альянса семи" по отторжению округа Хост от Афганистана и созданию на его территории автономного исламского государства".
 
В течение года руководители Республики Афганистан осознавали, что скоро настанет время, когда придется остаться один на один со своими проблемами и – самое главное – с вооруженной оппозицией. Афганская армия была не способна решать стоящие перед ней задачи. Об этом знали и советские, и афганские военачальники, но не говорили открыто. Ведь, по сути, предстоящий вывод 40-й Армии станет началом поражения правительственных войск.
 
Как известно, в ответ на призыв к прекращению огня афганская оппозиция активизировала действия своих вооруженных отрядов на территории Афганистана. Отряды лидера ИПА Г. Хекматьяра даже обстреляли 8 марта ракетными снарядами советский районный центр Пяндж, а в ночь на 9 апреля отряд ИПА перешел реку Пяндж, то есть нарушил государственную границу СССР и совершил нападение на советский пограничный отряд. Эти акции носили политический характер.
 
Во время визита в США в декабре 1987 года М.С.Горбачев заявил, что политическое решение о выводе советских войск принято.
 

1988 г.

 
Потери личного состава СССР в 1988 году составили 759 человек.
 
Положение в ДРА и в 1988 году ничуть не разрядилось. Напротив, становилось все более критическим. В голове с ужасающей монотонностью прокручивались одни и те же вопросы: почему люди, взявшие власть в апреле 1978-го, так и не воспользовались ею, чтобы перестроить общество на справедливых началах? 
И почему всесторонняя, без преувеличения – огромная – помощь СССР, включая присланную стотысячную армию, не привела к стабилизации послеапрельского политического режима? Наконец, есть ли еще время, можно ли затушить волну контрреволюции, нащупать компромиссы между противоборствующими силами, создать переходные, промежуточные коридоры власти?
 
На бесчисленные "почему" когда-нибудь напишут столь же бесчисленные исследования. А пока приходится трактовать факты в первом, как говорят, приближении.
 
"Альянс семи", несмотря на военные успехи 40-й Армии, укреплял свои позиции в уездах и волостях. Афганское руководство стало открыто говорить о своих просчетах. Так, член ЦК НДПА, первый заместитель Центрального совета Национального фронта Афганистана Хабиб Мангал в интервью корреспонденту газеты "Аргументы и факты" (см.: № 27, 1988 г.) подчеркнул, что одной из главных ошибок следует считать поспешное осуществление земельно-водной реформы, которая проводилась без учета специфики афганского общества. Серьезная ошибка, по его утверждению, была допущена и в области религии, а также в забвении традиций афганского общества.
 
Но президент Наджибулла и его сподвижники сохраняли надежду на то, что смогут удержать власть в своих руках. По его утверждению, после возвращения советских частей на родину в стране не усилится военное противоборство. К сожалению, президент Наджибулла заблуждался.
 
9 февраля в газете "Правда" было опубликовано заявление Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева по Афганистану. В этом заявлении были определены сроки вывода советских войск.
 
14 апреля представители Республики Афганистан, Исламской республики Пакистан, СССР и США подписали "Соглашение о взаимосвязи для урегулирования положения, относящегося к Афганистану" и другие документы. Женевские соглашения вступали в силу с 15 мая. Итак, половина советских войск должна быть выведена к 15 августа 1988 года, а вывод всей 40-й Армии завершится в течение девяти месяцев.
 
Для вывода наших войск были определены направления: на западе – Кандагар–Шинданд–Кушка, на востоке – объединявшиеся в Кабуле маршруты из Газни, Гардеза и Джелалабада, далее через перевал Саланг в Пули-Хумри и Термез.
 
Летом 1988 года (с 15 мая по 15 августа) советские войска были выведены из таких гарнизонов, как Джелалабад, Газни, Гардез, Кандагар, Лашкаргах, Файзабад и Кундуз. Вместе с тем боевые действия против отрядов оппозиции не прекращались...
 
Разумеется, оппозиция прослыла бы бездарной, не воспользовавшись удобным случаем. С начала вывода советских войск она начала действовать с еще большей напористостью. Причем на всей территории страны.
 
И все же ее удары концентрировались в южных и юго-восточных районах. Какой расчет? Самый простой. Наши части только-только ушли, афганские кое-где оттянулись к северу, чтобы создать свободные зоны для перемещения на родину беженцев. Природа же не любит пустоты. И оппозиция ее заполнила немедленно. Ее вооруженные силы накапливались, прежде всего, вокруг Кандагара и Джелалабада.
 
Когда охота на самолеты участилась, авиаторы избрали другую тактику. Пред заходом на посадку воздушный лайнер брали под опеку два вертолета: расположившись от него слева и справа по борту, они сопровождали его чуть ли не до самой земли, выпуская в изобилии имитаторы инфракрасного излучения, обманывая таким образом наводящий глаз "Стингера".
 
С середины мая стали регулярными обстрелы Кабула ракетами. Расчет на психологическое воздействие. Грохотали взрывами и Кандагар, и Газни, и Джелалабад, и Калат!
 
Оживали ранее перерезанные тропы, по которым поставлялось моджахедам военное снаряжение. В срочном порядке возрождались и заново создавались в приграничных с Пакистаном и Ираном зонах укрепрайоны, базы, склады. Резко увеличивались поставки оружия, в том числе ракеты "земля-земля" с дальностью действия до 30 километров, "Стингеры" и др.
 
Результат, конечно, сказался незамедлительно. Значительно сократилась деятельность афганской авиации. С 15 мая по 14 октября вооруженные отряды оппозиции сбили 14 самолетов и 36 вертолетов афганских ВВС. Они предприняли попытку овладеть некоторыми провинциальными центрами. 24 июня им удалось на некоторое время захватить центр провинции Вардак – город Майданшахр. Со стороны оппозиции в боях за город участвовало более 2 тысяч человек. В июле подвергся длительной осаде и штурму центр провинции Заболь город Калат. Осаждавших разгромили подтянутые из других районов войска, но Калат – небольшой населенный пункт с примерно 7 тыс. жителей – был сильно разрушен.
 
В приграничных с Пакистаном районах, где сосредоточилась группировка Исламской партии Афганистана под командованием Ю. Халеса, эти силы блокировали стратегическую дорогу Джелалабад–Кабул и Джелалабад–Асадабад (центр провинции Кунар). Вокруг столицы стягивалась петля.
 
Пришлось спланировать контрудары по базам и складам оппозиции. По крайней мере, к середине ноября произведено более 30 пусков ракет по объектам, расположенным в труднодоступных массивах близ пакистанско-афганской границы и в ущельях гор.
 
Точно 15 августа первый этап вывода войск завершен. Женевские соглашения советской стороной соблюдены. Афганистану передано около 2300 объектов различного назначения – городки, мастерские, госпитали, склады.
 
Ну а чем же занимались наши войска – держались в сторонке и бесстрастно наблюдали за происходящим? Ничего подобного. Они по-прежнему находились в эпицентре событий.
 
Генерал-полковник Б. В. Громов, подводя итоги за этот год, в своей книге "Ограниченный контингент" сообщил:
 
"В результате боевой деятельности 40-й Армии в течение 1988 года отряды оппозиции были значительно ослаблены. Совместно с подразделениями вооруженных сил Афганистана мы провели большую работу по расчистке районов вдоль магистралей. После несостоявшихся переговоров с оппозицией во время проведения войсковых операций мы нанесли моджахедам внушительный ущерб. Советскими войсками было захвачено более 1000 зенитных горных установок и более 30 000 реактивных снарядов к ним, более 700 минометов и примерно 25 000 мин, а также значительное количество стрелкового оружия и более 12 миллионов патронов. Во второй половине 1988 года силами 40-й Армии было захвачено 417 караванов оппозиции, следовавших из Пакистана и Ирана. Тем не менее моджахеды по-прежнему представляли опасность для правительства Афганистана".
 
В ноябре, после ухода нашей бригады, оппозиционеры в сговоре с "отдельными" должностными лицами второго армейского корпуса афганской армии попытались захватить власть в Кандагаре. Переворот удалось предотвратить. Но обстановка от этого не разрядилась, она продолжала накаляться и здесь, и в других провинциях – по мере того, как все меньше оставалось в ДРА советских воинских частей.
 
Сбывалось предсказание афганцев по поводу того, что произойдет, когда "шурави" покинут страну. Действительно, противоречия и грызня между бандами и лидерами усиливались, междоусобная борьба обострялась: пламя гражданской войны и не думало угасать.
 
Население Афганистана тепло провожало советских воинов на родину. В Джелалабаде, например, откуда уходила 66 мотострелковая бригада, с солдатами, сержантами и офицерами прощались более двенадцати тысяч афганцев. В то же время просьбы афганского правительства о приостановке вывода войск следовали одна за другой. При этом одним из основных предлогов явилось невыполнение Пакистаном своих обязательств согласно Женевским соглашениям. Несмотря на сложную ситуацию, советское руководство продолжало выполнять эти соглашения.
 
Итак, 1988 год позади. До вывода 40-й Армии оставались считанные недели. До мартовского (1990) мятежа – год и два месяца. До падения режима Наджибуллы (апрель 1992 года) – три года и три месяца!
 

1989 г.

 
Потери личного состава СССР в 1989 году в Афганистане составили 53 человека.
15 февраля последнее подразделение 40-й Армии и с ним командующий армией генерал-полковник Б. В. Громов покинуло Афганистан, а гражданская война продолжалась. При этом моджахеды перехватили инициативу. Заверения президента Наджибуллы на митинге в Кабуле, что афганская армия в состоянии защитить свое отечество, не оправдали себя. 
Вывод частей 40-й Армии в январе–феврале продолжался строго по плану. При этом коммуникации от Кабула через перевал Саланг надежно охранялись от возможных нападений со стороны моджахедов, особенно отрядов Ахмат Шах Масуда.
 
Последний бой на Южном Саланге произошел в январе, буквально за две недели до окончательного вывода наших войск из Афганистана. Этот бой был жестоким. Наши воины предпринимали усилия, чтобы не пострадали от душманов мирные жители, которые были в этом районе. Толпы мирных жителей провожали с открытыми сердцами наших военнослужащих... И все же бой начался! Не без потерь!
 
К этому времени были свернуты гарнизоны, многие заставы и блоки, вытянулись колонны, увлекаемые общим потоком на север, домой. Военные городки были переданы афганской стороне.
 
Именно в эти дни подразделения советских войск совершили переход по магистрали Кабул–Хайратон от Чаугани на север и к утру 10 февраля полностью сосредоточились в районе города Пули-Хумри.
 
До Термеза не так уж далеко... А в Термезе наши люди встречали возвращающихся воинов.
 
С 19 февраля, то есть через четверо суток после того, как последнее подразделение советских солдат прибыло в Термез, указом президента РА объявлено чрезвычайное положение в стране. В марте этого же года были бои у стен Джелалабада. Один из генералов афганской армии Абдул Хак Улюми признал, что за все годы войны не было столь кровопролитных и ожесточенных боев, как битва за Джелалабад.
 
18 апреля президент Наджибулла в интервью газете "Известия" заявил следующее: "Пакистан фактически растоптал женевские соглашения, превратив вмешательство в прямую агрессию против афганского народа. Нам предстоит трудные очень трудные дни. Никаких иллюзий мы не питаем. Противник собирает силы под Кабулом. Держит в блокаде Хост. Подтягивает свои формирования к Герату, Кандагару. Против нас фактически воюет регулярная армия с участием иностранных боевых единиц".
 
В конце ноября президент Наджибулла констатировал, что беды нарастали, и афганское руководство потеряло уверенность в себе. 
Таким образом, через девять месяцев после вывода 40-й Армии из Афганистана руководство РА, собственно говоря, признало свое поражение.
 
Советская сторона выполнила женевские соглашения. 40-я Армия к 15 февраля 1989 года с достоинством покинула территорию Афганистана. Все события после ухода советских воинов подтвердили то, что статус-кво сохраняется в этой многострадальной стране только благодаря присутствию 40-й Армии. Наши воины дружелюбно относились к афганскому народу. Мы с болью в сердце переживаем и сейчас страдания афганцев. Не вина наших доблестных воинов, что политики из бывшего Советского Союза и ДРА (РА) просчитались так, что дальше некуда.
 
...Солдаты уходили из Афганистана среди цветов, улыбок, отдавая последние почести павшим. Праздничный Хайратонский мост. Цветы, оркестр, кино и телевидение. Усталый генерал Громов на мосту...